Анатолий Тимощук вернулся в «Зенит»

808

clip_image002

Капитан сборной Украины, полузащитник «Баварии» Анатолий Тимощук, решил вернуться в российский клуб, питерский «Зенит».

Вчера Тимощук, который победил с мюнхенской командой в Лиге чемпионов 2013 года, сообщил о возвращении в «Зенит» на своем сайте.

Анатолий Тимощук уже подписал контракт с «Зенитом» на два сезона, официально полузащитник переходит в питерский клуб через месяц, с 1 июля.

Тимощук сообщает на сайте, что получил много заманчивых предложений после победного сезона 2012/13, но выбрал знакомый для себя клуб «Зенит».

Напомним, что Анатолий Тимощук играл в «Баварии» (Мюнхен) с 2009 года, 1 июня было ровно четыре года его участия в немецком чемпионате. Тимощук забил четыре гола в 86 играх команды. В «Баварию» полузащитник пришел из «Зенита» (2007-2009 гг., 67 матчей, 10 голов), а известность получил в лидере украинского футбола клубе «Шахтер» (Донецк) и как игрок сборной Украины.

clip_image004

Справка из Википедии

Анатолий Александрович Тимощук (родился 30 марта 1979, Луцк, Украина) — украинский футболист. Играет на позиции опорного полузащитника, может сыграть на позиции центрального защитника. В настоящее время играет в мюнхенской «Баварии», с июля 2013 года будет выступать за питерский «Зенит». Капитан сборной Украины по футболу, сыграл за сборную более ста матчей. При необходимости может сыграть на любой позиции в защите.

Чемпион трёх стран: Украины, России и Германии. Обладатель Кубка УЕФА. Обладатель кубка Лиги Чемпионов в составе Баварии (Мюнхен), Заслуженный мастер спорта (ЗМС) России и ЗМС Украины, заслуженный работник физической культуры и спорта Украины.

С 1998 по 2007 год играл в донецком «Шахтёре», где и получил известность, был капитаном команды. В 2007 году перешёл в «Зенит» (Санкт-Петербург), который заплатил рекордный для постсоветского пространства трансфер: 20 миллионов долларов. В мае 2007 года стал капитаном команды. В 2009 году перешёл в «Баварию».

Африканскими масками увлекался в свое время еще Пабло Пикассо —произведения туземного искусства поражали его своей странной выразительностью и красотой. Однако стоит помнить, что некоторыми масками все-таки лучше восхищаться на расстоянии: за каждой из них стоит своя история или культ, иногда далеко не безобидный.

У великого множества народов, населяющих африканский континент, есть одно совершенно детское свойство — они одушевляют все вокруг. Африканцы верят, что добрые и злые духи живут повсюду, что они запросто могут вселиться в любую вещь. Отсюда – огромное количество самых причудливых культов. Вот, например, народ ашанти в Гане верит в то, что духи обитают в… стульях!! А потому относится к этому предмету интерьера соответствующим образом: здесь передают стул по наследству, от отца к сыну, раз в год приносят стулу жертвы. Мало того: когда владелец стула не сидит на нем, его еще и обязательно переворачивают набок, чтобы туда, чего доброго, не вселился какой-нибудь злой дух.

Если уж какой-то стул смог занять такое видное положение в африканском обществе, что уж говорить о масках, которым все народы мира с древности приписывают магические свойства. В Африке они тесно связаны с многочисленными культами, исторически распространенными в самых разных государствах: Судане, Мали, Нигерии, Камеруне, Габоне, Бенине, Буркина-Фасо, и многих других.

У каждого народа, народности, этнической группы, тайного женского или мужского общества, которыми кишит Африка, — свои мифы, культы, и свои маски. Без специальной, полагающейся случаю маски не обходится ни одно значительное событие, они обязательно появляются во время ритуалов плодородия, инициации юношей и девушек, праздников, погребения. Народ догоны, например, не представляет себе заупокойный ритуал без пляса масок, олицетворяющих духов предков: они полагают, что иначе душа умершего соплеменника намертво застрянет в мире живых. А мужчины и женщины бамбара при отправлении культа плодородия непременно пляшут в масках антилоп, чтобы был хороший урожай.

Маски — полноправные члены общества. Они даже исполняют некоторые социальные функции: зачастую, например, людей в масках посылают руководители тайных обществ, чтобы наказать провинившихся (вот где «маски-шоу» в самом буквальном смысле!). А у народа кран специальная «маска» следит за соблюдением правил противопожарной безопасности в общине. Относятся к маскам африканцы «по-человечески»: их всячески ублажают, приносят им еду. А у народа бобо принято так: если маску вдруг повредили во время танца, ее хоронят, так же, как хоронили бы человека. Причем танцор, по неосторожности «умертвивший» маску, должен покаяться в совершении «преступления».

Сохранить лицо

Как правило, можно африканские маски купить из дерева; черты их «лиц» мастер никогда не выдумывает полностью сам — все соответствует строгим правилам и канонам. А сам процесс представляет собой настоящее таинство. Прежде всего, резчик должен получить разрешение у колдуна. Если новая маска делается взамен износившейся — колдун потом обязательно проведет особый ритуал, чтобы дух, «живший» в старой маске, «переехал» в новую.

Перед тем как начать работу, резчик проходил обряд очищения. Топор и нож, которыми он пользовался, считались священными, им нередко приносились жертвы. Свой труд мастер совершал в укромном месте, вдалеке от посторонних глаз. Ночью он возвращался в деревню, прятал у колдуна неоконченную маску, а на рассвете снова удалялся, чтобы завершить работу. Надо заметить, что сама фигура резчика традиционно пользовалась в деревнях уважением, смешанным со страхом; предполагая, что он на короткой ноге с потусторонними силами, старались не заводить с ним особо тесных отношений — так, на всякий случай.

Готовую маску часто раскрашивают, причем в ход идут самые разные материалы — например, известняк или сушеные экскременты ящериц и змей. Иногда готовую личину покрывают кожей или шерстью животных. Или украшают кусочками зеркал, клыками хищников, когтями, рогами, перьями, волосами, ягодами, стеклянными бусинами и клочками одежды. Каждая деталь при этом имела свой смысл, зачастую неизвестный непосвященным, или предысторию, иногда и такую, от которой европейцам может стать слегка не по себе. Например, когда-то к маскам привязывали рога жертвенных животных, наполненные магическим порошком, в состав которого входил прах предков.

Размеры и формы масок — самые разные. Люди дан, например, «носят» с собой дух предка в небольших масках, подвешенных к поясу — чтобы можно было оперативно посоветоваться с духом в сложных ситуациях. Бывают и совсем крошечные маски, помещавшиеся на перстне или подвеске, или, наоборот, маски гигантские — более четырех метров в высоту. «Лица» у масок бывают абстрактными или более-менее натуралистичными. Это, как правило, стилизованные человечьи головы, звериные морды, изображения рептилий, птиц или смесь черт, принадлежащих разным живым существам. Часто маски принимают весьма фантастическое обличье. Например, физиономия доброго водяного духа Отобо, которому поклоняется народ иджо — это помесь человека с гиппопотамом. Встречаются и совсем причудливые экземпляры. Например, у догонов есть маска в виде многоэтажного дома! А маска тайного женского общества Геледе изображает одноименную колдунью с каким-то странным сооружением на голове: две лестницы, а на них — четыре птицы. Еще бывают двуликие, трех- и даже четырехликие маски (последние распространены у людей ибибио). Для пущего устрашения некоторые маски снабжаются «сверлящим» взглядом и подвижными челюстями.

Кстати, об устрашении. Свирепый вид маски еще ничего не значит — может оказаться, что это всего лишь фетиш, который должен отпугивать от хижины злых духов. Но и безобидная, на первый взгляд, маска может обмануть доверчивого белого человека. Маски со спокойным, умиротворенным выражением лиц и закрытыми глазами часто использовались в ритуалах, связанных с похоронами. Лицо красивой белой женщины может воплощать не что иное, как дух смерти — как у масок народности мпонгве (Габон). А маски этнической группы аньянг (Камерун) в виде человечьей головы, обтянутой кожей или выкрашенной в черный цвет, и вообще имеют откровенно жуткую родословную. В свое время представители народности экой, к которой принадлежат люди аньянг, любили исполнять «Танец победителя» с головой поверженного врага. Маска — продолжение этой милой привычки, поэтому ее «лицо» стараются изобразить как можно более реалистично, даже вставляют «врагу» железные зубы.

Сила духа

Конечно, маски берегут как зеницу ока и часто вообще не показывают непосвященным. Некоторые маски настолько секретны, что их даже уничтожают сразу после использования. Или держат в труднодоступных местах — например, тайное мужское общество комо хранит свои маски в земле. А догоны хоть и выставляют свою главную маску великой матери Имина-на на всеобщее обозрение, но это происходит всего лишь раз в шестьдесят лет, во время религиозного праздника сиги.

Туристам настоящие маски «с духами», понятное дело, никто не продаст. И если вы не Индиана Джонс, вы, наверное, не станете пытаться стащить маску с алтаря где-нибудь в деревушке в Центральной Африке. А вот сувенирные маски вполне можно заполучить — и для этого даже необязательно отправляться в Африку, потому что продаются они и в других странах, включая Россию. Правда, и тут важно знать предысторию. Например, одна из распространенных масок-сувениров повторяет формы маски кпели, которая предназначена для мужчин тайного общества Ло (народ сенуфо), изображает лицо усопшего и помогает ему найти место в мире мертвых. Зная это, наверное, не каждый захочет украсить ею свой дом.

Сувенирные африканские маски в Москве найти несложно, и стоят они относительно немного (хотя за них, конечно, просят больше, чем за такие же маски, купленные в африканских сувенирных лавках). Более старые и уже не сувенирные экземпляры продаются в галерее «Архайос» в ЦДХ — там, среди прочих, сейчас ждет своего покупателя «клювомордая» маска с подвижной челюстью и трубчатыми «сверлящими» глазами, воплощающая устрашающий мужской дух. Ну а тому, кто решил рискнуть и всерьез сформировать собственную коллекцию африканских масок, стоит обратить внимание еще и на крупных европейских и американских антикваров, а также на аукционные дома вроде Christie’s или Sotheby’s.

Но еще лучше вообще любоваться масками в музеях. Во-первых, все-таки спокойнее. А во-вторых, в этом случае есть гарантия, что вы видите подлинное старое произведение искусства. Дело в том, что африканские культы понемногу отмирают — их теснит западная цивилизация. Поэтому ухудшается и качество масок — резчики стараются угодить вкусу туристов. А сами африканские духи, добрые они или злые, постепенно уходят в небытие, уступая место иному культу — западному культу денег. Который тоже, между прочим, далеко не безобиден и частенько требует жертв. Но это, конечно, уже совсем другая история…



Комментировать